Я существую, и да, я иной: Как живет марокканская молодежь

Все проекты фотографа Мхаммеда Килито тем или иным образом соединены с его родной государством — Марокко, в которой он желает достигнуть изменений. Принадлежность к ЛГБТК+ тут карается тюремным заключением, преследовать могут даже из-за необыкновенной одежки. Однако юные марокканцы на его снимках не страшатся проявлять свою идентичность, они олицетворяют образ современного Марокко — меняющегося и прославляющего разнообразие.

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь0

Фотограф Мхаммед Килито живет и работает в Рабате, Марокко. Выставлялся в Марокко, Великобритании, Нидерландах, Финляндии, Испании. Публиковался в The Washington Post, The Wall Street Journal, The British Journal of Photography, Vogue Italia, L’Express, Vice Arabia и El Pais. (Далее — слова автора)

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь1

Люди на моих снимках олицетворяют стойкость пальмы — дерева, приспособленного к самым суровым климатическим условиям Марокко, — они ежедневно бросают вызов консервативным и традиционным нормам общества. Мои герои возделывают свой личный оазис, несмотря на все сложности в стране, которая, по их мнению, не развивается такими же темпами, как они. Своим примером они вдохновляют других.

Несколько раз мне говорили, что эти молодые люди не похожи на марокканцев. Обычно я спрашиваю в ответ: что значит выглядеть марокканцем? Это хорошее начало, чтобы бросить вызов стереотипам и побудить задуматься о том, насколько быстро меняется наше общество. Мы живем в глобализированном мире, смотрим одни и те же сериалы, слушаем одну и ту же музыку, почитаем тех же кумиров и одеваемся одинаково, где бы мы ни находились.

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь2

Татуировки значат все для Аладдина. Его тело — это книга, и они рассказывают его историю. Все, что происходило с Аладдином — хорошее или плохое, — написано на его коже.

«Мы живем только раз», — говорит он, объясняя, что ему хочется запомнить важные моменты своей жизни.

Аладдин утверждает, что люди в Марокко не понимают его:

«Консерваторы и моралисты, они пугают меня тем, как смотрят на меня, и тем, что мне говорят»

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь3

Анас говорит, что у него проблемы с семьей. Его не называют по имени, а произносят «татуированный». Это слово, имеющее уничижительное значение, говорит многое о стигматизации тех, у кого есть татуировки, в Марокко. Их считают преступниками и опасными людьми. Он Питер Пэн среди взрослых, чувствующий себя потерянным в вопросах, которые ему не подвластны

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь4

Хаджар и Инес убеждены, что каждый должен иметь возможность быть услышанным, выражать себя и иметь смелость сказать:

«Я существую, и да, я другой, но я живу с вами и среди вас».

Они заявляют, что их долг как представителей квир-сообщества — организовать пространство, в котором они смогут спокойно существовать. По их мнению, перемены произойдут, когда квир-персоны возьмут под контроль свою судьбу и станут активными

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь5

Насер любит панк-рок и фильмы ужасов 80-х. Он ненавидит конформизм и господствующую культуру. Считает, что люди никогда не примут его таким, какой он есть, и что он всегда будет отвергнут. Он думает, общество все еще не готово признать, что люди осмеливаются быть нонконформистами, выражая свою идентичность. Но он сохраняет чувство благодарности к тем немногим, кто выходит за рамки предвзятых представлений и не судит по внешности Некоторым борьба этих молодых людей может показаться тщетной, но она необходима. Я обычно вспоминаю новость, которая на несколько месяцев потрясла марокканцев, — про «дело сатанистов». В 2003 году в Касабланке 14 хард-рок-музыкантов обвинили в «сатанизме», «действиях, которые могут поколебать веру мусульман», «презрении к мусульманской религии», «владении предметами, противоречащими морали».

Во время процесса в стиле Кафки среди улик представили футболку с надписью «Kiss My Ass», компакт-диски с музыкой хеви-метал и пластиковый череп. В результате часть обвиняемых отсидела два года.

Для ЛГБТ+ все обстоит еще хуже: статья 489 Уголовного кодекса Марокко криминализирует «непристойные или неестественные действия с лицом того же пола». Однополые сексуальные отношения караются тюремным заключением от шести месяцев до трех лет и штрафом от 120 до 1 200 дирхамов.

Правовой статус представителей ЛГБТ+ во многом проистекает из традиционной исламской морали, имена подозреваемых в гомосексуальности обычно предают огласке. При этом власти лояльнее к ним на курортах, таких как Марракеш.

Так, в 2016 году в Марракеше двух девушек арестовали за то, что двоюродный брат сфотографировал их целующимися. История вызвала международный резонанс и запустила хештег #freethegirls. Рассмотрение дела отложили до декабря 2016 года, но в итоге их оправдали.

Посредством фотографии я пытаюсь заставить людей пересмотреть свои предубеждения, это мой инструмент, который помогает деконструировать устои, чтобы улучшить ситуацию. Я не собираюсь говорить людям, что их представления о других ошибочны, равно как не хочу говорить им, что они правы. Я просто хочу, чтобы они поразмыслили о тех людях и историях, которые я запечатлеваю.

Фотография — это мой инструмент, который помогает деконструировать устои, чтобы улучшить ситуацию. Героев я искал через социальные сети и знакомых. Поиск, знакомство и уговоры сфотографироваться — это часть проекта. В отличие от моих предыдущих проектов в этот раз молодые люди хорошо понимали, какой образ они хотят передать. К моему удивлению, они были рады возможности рассказать свою историю. Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь6

Каждый день перед выходом из дома Ранда красится и одевается. Она живет в Тетуане, городе, который известен своей консервативностью. Ранда говорит, что всегда была «странным» ребенком с развитым воображением, которого привлекала темная сторона. Она представляла себя миру иначе, чем другие.

«Я часто становилась жертвой запугивания и сексуального насилия главным образом из-за своей внешности».

У нее были склонности к нанесению себе увечий и самоубийству. Но после долгой работы над собой Ранда признала, что общество никогда не будет однородным. Она придерживается тех принципов, в которые интуитивно верит, и больше не беспокоится о чьих-либо суждениях

Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь7

Родители Салимы считают, что тяжелая атлетика деформирует ее тело и что дочь не сможет выйти замуж за человека, которого они выбрали для нее. Девушка чувствует, что больше не соответствует стереотипным представлениям и критериям женской красоты, но это не беспокоит ее, потому что это тело, о котором она всегда мечтала

Когда я показывал свои снимки, меня часто спрашивали, были ли эти люди марокканцами, поэтому я решил брать фотографии из Марокко. Портреты молодых людей из Амстердама, Парижа или Нью-Йорка, выражающих себя, нам уже неинтересны. Мы привыкли к их экстравагантной одежде и легкости в разговоре о сексуальной ориентации.

Ситуация в моей стране иная: здесь редко можно найти людей, которые осмеливаются отойти от традиционных норм, по-прежнему действующих в стране. При этом в Марокко мы живем еще в довольно либеральном обществе по сравнению с соседними странами в регионе MENA, но это также мусульманская страна, где много консерваторов. Из-за сильной исламизации общества молодые люди, испытывающие острую потребность в свободном самовыражении, могут чувствовать себя изолированными и непонятыми.

Я создаю диптихи и стараюсь связать истории героев и сопроводительные фотографии. Например, Сальма — гот и любит все странное, загадочное и необычное. Она представляет собой нестандартный для Марокко идеал красоты.

На второй картинке — актеры и певцы, которые могли быть кумирами ее родителей и олицетворяют идеал красоты предыдущего поколения. Таким образом я хочу обратить внимание на изменения, которые вызывает новое поколение, принимая себя и открываясь для других культур.

Я чувствую, что стал фотографом в том числе из-за моей страны, а идеи моих фотопроектов всегда связаны с Марокко. Даже живя в Канаде, я ощущал, что происхождение и культура — это то, от чего я не могу избавиться. Я уверен, что мой долг — задавать правильные вопросы, разжигать споры и провоцировать дискуссии.

Мой долг — задавать правильные вопросы, разжигать споры и провоцировать дискуссии. Я считаю себя даже не столько фотографом, сколько визуальным художником, который чувствителен к определенной реальности и хочет поделиться ею. Темы моих работ интересуют в первую очередь меня. Я не думаю слишком много о зрителях, но если им удастся идентифицировать себя с моими проектами, я буду счастлив вдвойне. Я существую, и да, я другой: Как живет марокканская молодежь8

-

Последние новости

Мачо из Нигерии явился на женитьбу в окружении 6 беременных дам, заявляя, что он — отец всех детишек

Гости на свадьбе в Нигерии были в шоке, когда местный инфлюенсер явился на торжество вместе с 6 беременными красотками. Он сообщил, что все будущие дети — его дети. Обладатель ночного...

Неповторимые пламенные мумии Кабаяна

Мумификация — относительно отлично изученный старый ритуал сохранения тел погибших — в главном ассоциируется у нас с забальзамированными египетскими мумиями. Но на удивление отлично сохранившиеся части, которые были обнаружены на Филиппинах,...

Вот почему Италию называют наикрасивейшей государством Земли

Вы все еще не верите, что Италия — наикрасивейшая государство мира? Тогда поглядите на эти фото, и вы поверите в это раз и навечно! Над крышами Рима. Между 100 г. до...

Пламенный рекорд: отчаянный индиец проехал на байке через 127-метровый туннель из пламени

В Индии на днях установили новый рекорд. Капитан индийской армии Шивам Сингх проехал через горящий туннель на полигоне в Бангалоре. Смертельно страшная расстояние составила 127 метров. Страшный трюк...

Поразительные портреты уполномоченных лиц племен севера Вьетнама

Французский фотограф Реан делал свои снимки во время недавнего путешествия по гористой местности Cеверного Вьетнама. Там живёт много разных племен, у всех которых своя государственная одежка и собственный неповторимый...

В Англии найден заброшенный бункер со всеми припасами для спасения от ядерной войны

Спрятанный посреди полей Саффолка, этот заброшенный бетонный объект с ржавым металлическим люком вместо двери не очень привлекает внимание. Если спуститься по лестнице на четыре метра под землю, можно...
-

Похожие новости

В пылающую дом войдет: дама-пожарный из Норвегии возобновила тренировочного занятия через один день после родов

Дамы, жалуемие, что у них не хватает времени, чтоб смотреть за фигурой из-за семейных морок, должны брать пример с этой мощной норвежки. 33-летняя Хелена Вабо Торсен из Осло воспитывает...

Как тусовались в Африке полста лет назад

Конец 60-х, сексуальная революция, дальная Южная Африка, режим политики расовой сегрегации — казалось бы, совсем ничего общего. Но приглядитесь… ничего не припоминает? Эти фото изготовлены в ночных...

Как испанские нудисты и нью-эйджеры восстанавливают заброшенные сёла

В Испании насчитывается порядка 3 000 заброшенных сёл — больше людей переезжают в города, поселения ветшают и зарастают сорняками. Однако наблюдается и симметричный процесс — вторичное заселение сёл. В особенности осязаемой эта...

Юному египтянину не дают визу, чтоб воссоединиться со старушкой супругой из Англии

Необыкновенная история любви 81-летней пенсионерки из Англии и 36-летнего египтянина, о которой мы для вас уже ведали, не прекращает набирать обороты. Пара с большой различием в возрасте, которая поженилась в ноябре...
-